Подводные лодки ВМФ СССР и России. Интересные факты

Вспоминаем историю создания отечественных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения. Часть 8, заключительная.

Посвящается памяти Попова Юрия Алексеевича, профессора, доктора технических наук кафедры 12, Московского инженерно-физического института (МИФИ). С 1958 года Ю.А. Попов являлся руководителем первой на кафедре и факультете института научной группы НИС-1, которая выполняла научно-исследовательские работы по оборонной тематике.

См. также:

Подводная лодка Северного флота «Магнитогорск» совершила межфлотский переход (источник фото: Министерство обороны Российской Федерации)

Проект 671

Подводная лодка К-147, оборудованная новейшей, не имеющей мировых аналогов системой слежения за АПЛ противника по кильватерному следу, с 29 мая по 1 июля 1985 г. под командованием капитана 2 ранга В.В. Никитина принимала участие в учениях подводных сил Северного флота «Апорт», в ходе которых выполнила шестисуточное непрерывное слежение за американской ПЛАРБ «Симон Боливар» (тип «Лафайет»), пользуясь акустическими и неакустическими средствами.

Весьма драматический случай произошёл с К-314 (командир капитан 1 ранга А.М. Евсеенко) в марте 1984 года. Осуществляя совместно с БПК «Владивосток» слежение за американской ударной группой в составе авианосца «Китти Хок» и семи кораблей охранения, маневрировавшей в Японском море, советская подводная лодка 21 марта, во время всплытия для уточнения надводной обстановки, пропорола кормой днище американского авианосца на протяжении почти 40 метров. В результате манёвры ВМС США были свёрнуты, и «Китти Хок», теряя через пробоину мазут, «уполз» в японский док, а советский атомоход, лишившийся гребного винта, на буксире проследовал в бухту Чажма, где также стал на ремонт.

Это событие вызвало резко негативный резонанс в американской печати. Специализирующиеся на военно-морской тематике журналисты отметили слабость охранения АУГ, что позволяло лодкам «потенциального противника» всплывать непосредственно под килем авианосцев.

Проект 671РТ

С целью расширения боевых возможностей лодок 671-го проекта в борьбе с надводными кораблями (в первую очередь — ударными авианосцами противника) в ноябре 1961 года было принято совместное решение ВМФ и Министерства судостроительной промышленности об усилении торпедного вооружения за счёт оснащения АПЛ новыми сверхмощными дальноходными торпедами 65-76 калибра 650 мм. Одна-две такие торпеды могли полностью вывести из строя крупный боевой корабль. Использование мощной ядерной боевой части ещё больше увеличивало потенциал этого оружия. Другой важнейшей особенностью крупнокалиберных торпед была их способность преодолеть 50-километровое расстояние со средней скоростью 50 узлов (до настоящего времени ни одна зарубежная торпеда не обладает подобными возможностями).

Модернизированный корабль оснащался противолодочным ракетным комплексом «Вьюга», разработка которого велась с 1960 г. на свердловском ОКБ-9 Уралмашзавода под руководством главных конструкторов Ф.Ф. Петрова и Н.Г. Кострулина. Ракета, входящая в комплекс, должна была выстреливаться из торпедных аппаратов подводных лодок на глубине 50-60 метров, выходить из воды и, летя по баллистической траектории, доставлять в район цели ядерный боезапас. Предусматривалось создание ракет калибром 533 и 650 мм («Вьюга-53» и «Вьюга-65»).

4 августа 1969 г. правительственным постановлением № 617-209 комплекс «Вьюга» с ракетой 81Р (533 мм) был принят на вооружение ВМФ СССР. Он мог поражать подводные цели на дальностях 10-40 км. Следует заметить, что американский аналог «Вьюги», ПЛРК Гудьир Эрспейс Корпорейшнл UUM-44A SUBROC, начал разрабатываться в 1958 году и был принят на вооружение ВМС США в 1965 году.

Проект 671РТМ

В декабре 1983 года большая АПЛ К-324 несла боевую службу у атлантического побережья Северной Америки. «Автономка» проходила в сложных условиях: возникли проблемы с водоснабжением, вышла из строя холодильная установка, в отсеках стояла изнуряющая жара… Лодке было поручено слежение за американским фрегатом «Макклой» (тип «Бронштейн»), проводящим испытания новейшей системы подводного наблюдения TASS (Towed Array Surveillance System) с протяжённой буксируемой низкочастотной гидроакустической антенной. К-324 удалось записать информацию о параметрах работы системы.

Более того, в ходе слежения были выявлены некоторые особенности взаимодействия американского надводного корабля со своими подводными лодками и компонентами стационарного комплекса дальнего гидроакустического обнаружения. Однако неожиданно «Макклой» прекратил испытания и ушёл на базу. К-324, оставшись «без работы», получила приказ сменить район плавания.

Однако сделать этого не удалось — внезапно возникла сильная вибрация, потребовавшая остановки главной турбины. Всплыв в надводное положение, командир К-324 обнаружил, что получил неожиданный «ценный подарок дяди Сэма» — на винт его корабля намоталось 400 метров сверхсекретной бронированной кабель-антенны TASS.

Разумеется, советская лодка, всплывшая в районе американского полигона, вскоре была обнаружена «потенциальным противником». К утру в район происшествия прибыли эсминцы «Питерсон» и «Николсон» (тип «Спруенс»), установившие за К-324 плотную опеку. Очевидно, командиры этих кораблей получили вполне конкретный приказ: любыми средствами не позволить русским завладеть антенной. «Совместное плавание» практически лишённой хода лодки и эсминцев продолжалось почти 10 дней. Американцы вели себя все более «резко» (а что им ещё оставалось делать?), стремясь пройти в непосредственной близости за кормой АПЛ и отрубить антенну. Опасаясь ещё более решительных действий эсминцев, командир лодки капитан 2 ранга В.А.Терехин дал приказ приготовить свой корабль к взрыву.

Обстановка разрядилась лишь тогда, когда на помощь К-324 прибыло советское судно «Алдан». Американское командование, наконец, осознало, что вернуть свою антенну мирными средствами вряд ли удастся, а начинать третью мировую войну из-за «шланга» никому не хотелось. В результате эсминцы были отозваны на базу, К-324 была «Алданом» отбуксирована на Кубу, где встала на ремонт, а злополучную антенну доставили в СССР для детального изучения.

Главным «героем» описанных событий стала крейсерская подводная лодка проекта 671РТМ — седьмой корабль в серии, построенный в Комсомольске-на-Амуре.

В основу модернизированного проекта 671РТМ (шифр «Щука») легли проработки по размещению нового поколения радиоэлектронного вооружения — мощного ГАК, навигационного комплекса, боевой информационной и управляющей системы, автоматизированного комплекса средств радиосвязи, аппаратуры разведывательного комплекса, а также мер по снижению демаскирующих полей корабля. Фактически, проект 671РТМ также, как и ракетный подводный крейсер проекта 667БДРМ, «плавно перешёл» из 2-го в 3-е поколение атомоходов.

Одним из важнейших элементов вооружения модернизированного атомохода должен был стать противолодочный ракетный комплекс «Шквал», разработка которого началась в 1960 году. В состав комплекса «Шквал» входила сверхскоростная подводная ракета, развивающая 200 узлов (при дальности хода 11 км). Это достигалось использованием двигателя, работающего на гидрореагирующем топливе, а также за счёт движения снаряда в газовой каверне, обеспечивающей минимизацию гидродинамического сопротивления. Управление ракетой, снабжённой ядерной боевой частью, осуществлялось посредством инерциальной системы, не чувствительной к помехам.

Первые пуски подводной ракеты были выполнены на озере Иссык-Куль в 1964 году, а 29 ноября 1977 года комплекс ВА-111 «Шквал» с ракетой М-5 был принят на вооружение ВМФ СССР. Следует заметить, что аналогов этому высокоэффективному комплексу, обладающему почти абсолютной вероятностью поражения цели, попавшей в пределы его досягаемости, за рубежом не существует и в настоящее время.

Был принят дополнительный комплекс мер по увеличению скрытности АПЛ за счёт внедрения принципиально новых решений по амортизации (т. н. «отключение фундаментов»), акустической развязке механизмов и конструкций. Корабль получил размагничивающее устройство, затрудняющее его обнаружение авиационными магнитометрами.

Гидроакустический комплекс «Скат-КС» (главный конструктор Б.Б. Индин) обеспечивал обнаружение и классификацию целей, а также их автоматическое сопровождение при шумопеленговании в звуковом и инфразвуковом диапазонах частот. Комплекс позволял обнаруживать цели посредством эхопеленгования с измерением дистанции до них и выдавал исходные данные для целеуказания торпедному оружию.

По своим возможностям комплекс «Скат-КС» втрое превосходил ГАК предшествующего поколения и вплотную приближался к американским комплексам (хотя по-прежнему уступал им по массогабаритным характеристикам). Максимальная дальность обнаружения целей при нормальных гидрологических условиях составляла 230 км. Были применены бортовые приёмники шумов, работающие в пассивном режиме, а также протяжённая буксируемая инфразвуковая антенна, в свёрнутом виде размещавшаяся в специальном бульбообразном контейнере, расположенном над вертикальным оперением лодки.

Навигационный комплекс «Медведица-671 РТМ» обеспечивал непрерывную автоматическую выработку координат места, курса, скорости относительно воды и грунта, углов бортовой и килевой качки, а также автоматическую передачу этих параметров в другие корабельные системы.

Боевая информационная управляющая система «Омнибус» производила автоматизированный сбор, обработку и наглядное отображение информации, обеспечивающей принятие решений на маневрирование, боевое использование оружия, а также управление торпедной и ракетной стрельбой.

Корабль был оснащён новым автоматизированным комплексом связи «Молния-Л» с системой космической связи «Цунами-Б», а также специальным разведывательным комплексом.

Вооружение АПЛ проекта 671РТМ включало четыре 533-мм и два 650 торпедных аппарата. На АПЛ проекта 671РТМ появились новые противолодочные комплексы. Кроме того, АПЛ несла специальные диверсионные управляемые снаряды «Сирена» и другие средства «спецназначения», многим из которых мог бы позавидовать и суперагент 007 Джеймс Бонд, рождённый воображением Яна Флеминга. В частности, в 1975 г. в ОКБ им. Н.И. Камова был создан складной одноместный вертолёт Ка-56, предназначенный для транспортировки диверсантов и способный вместе со своим пилотом выстреливаться из 533-мм торпедного аппарата погруженной подводной лодки.

Пожалуй, одними из самых ярких фрагментов в биографии кораблей проекта 671 РТМ стало участие в крупномасштабных операциях «Апорт» и «Атрина», проведённых в Атлантике силами 33-й дивизии и в значительной мере поколебавшими уверенность «потенциального противника» — Соединённые Штаты Америки — в возможности своего военно-морского флота решать противолодочные задачи.

29 мая 1985 г. из Западной Лицы одновременно вышли три лодки проекта 671 РТМ (К-299, К-324 и К-502), а также К-488 (пр. 671РТ). Чуть позже к ним присоединилась и К-147 (пр. 671). Разумеется, выход в океан целого соединения атомных подводных лодок не мог остаться незамеченным для американской военно-морской разведки. Начались интенсивные поиски, которые, однако, не принесли ожидаемых результатов. В то же время советские атомоходы, действуя скрытно, сами вели напряжённую работу по слежению за американскими ракетными подводными лодками в районах их боевого патрулирования (в частности, К-324 имела три гидроакустических контакта с американской АПЛ, общая продолжительность которых составила 28 часов), а также изучали тактику действия противолодочной авиации ВМС США. Американцы сумели установить контакт лишь с К-488 (которая уже возвращалась на базу). Операция «Апорт» завершилась 1 июля.

В марте-июне 1987 г. была проведена близкая по размаху операция «Атрина», в которой приняли участие пять лодок проекта 671 РТМ — К-244 (командир капитан 2 ранга В. Аликов), К-255 (командир капитан 2 ранга Б.Ю. Муратов), К-298 (командир капитан 2 ранга Попков), К-299 (командир капитан 2 ранга Н.И. Клюев) и К-524 (командир капитан 2 ранга А.Ф. Смелков), действия которых обеспечивались самолётами морской авиации, а также двумя разведывательными кораблями типа «Колгуев», оснащёнными ГАС с протяжёнными гидроакустическими антеннами. Хотя о выходе атомоходов из Западной Лицы американцам было известно, они потеряли их в Северной Атлантике. Вновь началась драматическая «подводная охота», в которой приняли участие практически все противолодочные силы Атлантического флота США — самолёты палубного и берегового базирования, шесть противолодочных АПЛ (в дополнение к лодкам, уже развёрнутым ВМС США в Атлантике), три мощные корабельные поисковые группы, а также три новейших корабля гидроакустического наблюдения типа «Столуорт», использующие для формирования гидроакустических импульсов мощные подводные взрывы. К поисковой операции присоединились и корабли английского флота. По рассказам командиров советских лодок, концентрация противолодочных сил была такова, что казалось почти невозможно подвсплыть для сеанса радиосвязи и подкачки воздуха. Тем не менее, АПЛ сумели незамеченными выйти в район Саргассова моря, где советская «завеса» была, наконец, обнаружена.

Первые контакты с подводными лодками американцам удалось установить лишь через восемь суток после начала операции «Атрина». При этом АПЛ проекта 671 РТМ были ошибочно приняты за РПКСН, что ещё больше усилило обеспокоенность американского военно-морского командования и политического руководства США (следует напомнить, что описываемые события пришлись на очередной пик «холодной войны», которая в любой момент могла трансформироваться в «горячую»). При возвращении на базу для отрыва от американских противолодочных средств командирам АПЛ было разрешено использовать секретные приборы гидроакустического противодействия.

Успешное проведение операций «Апорт» и «Атрина» подтвердило предположение, что ВМС США при массированном использовании СССР современных атомных подводных лодок не смогут организовать им сколько-нибудь эффективного противодействия.

Проект 685

В августе 1966 г. командованием ВМФ было выдано тактико-техническое задание на разработку опытной глубоководной подводной лодки (проект 658) с предельной глубиной погружения, в 2,5 раза превышающей соответствующий показатель других атомных торпедных подводных лодок. Работы, получившие шифр «Плавник», велись в ЦКБ-18 под руководством главного конструктора Н.А. Климова (в 1977 году его сменил Ю.Н. Кормилицын).

Глубоководная атомная лодка создавалась как полноценный боевой корабль, способный решать широкий круг задач, в число которых входил поиск, обнаружение, длительное слежение и уничтожение атомных подводных лодок, борьба с авианосными соединениями, крупными надводными кораблями и транспортами противника.

В качестве основного конструкционного материала на проекте 685 было решено использовать титановые сплавы. Для определения работоспособности титанового сплава в условиях высоких напряжений корпусных конструкций на больших глубинах погружения было решено провести широкий комплекс исследований и экспериментов. На масштабных, полунатурных и натурных отсеках подводной лодки отрабатывались методы конструирования, технология изготовления различных конструктивных узлов корпуса, осуществлялась экспериментальная проверка статической, циклической и динамической прочности конструкции.

Опыт, полученный в ходе реализации 685 проекта, предполагалось широко использовать при проектировании и постройке атомных подводных лодок нового поколения.

АПЛ 685-го проекта, получившая номер К-278, была официально заложена в Северодвинске 22 апреля 1978 г. Постройка корабля осуществлялась блоками, каждый из которых был испытан давлением в самой большой из экспериментальных док-камер. Спуск К-278 на воду состоялся 9 мая 1983 года, а 20 октября 1983 года атомная подводная лодка вступила в строй Краснознамённого Северного флота.

Корабль имел двухкорпусную архитектуру Его тщательно отработанные внешние обводы в сочетании с применением одновальной энергетической установки обеспечивали относительно низкое гидродинамическое сопротивление и высокие скоростные качества, превосходящие возможности американских аналогов.

Основным информационным средством лодки являлся автоматизированный гидроакустический комплекс «Скат», антенные посты и приборное оборудование, которые располагались в носовой оконечности лёгкого корпуса в прочной капсуле. ГАК использовался для освещения подводной обстановки, выдачи целеуказания ракетно-торпедному оружию, опознавания подводных целей и решения ряда навигационных задач. Комплекс обеспечивал обнаружение целей при шумопеленговании в режиме автоматизированного сопровождения цели и при эхопеленговании в режиме измерения дистанции.

Корабль имел автоматический всеширотный навигационный комплекс «Медведица-685», обзорную РЛС «Бухта», навигационную РЛС «Чибис», комплекс связи «Молния-Л» (включающий станцию космической связи «Синтез», а также KB- и УКВ-станции «Анис» и «Кора»). Централизованное управление боевой деятельностью осуществлялось посредством боевой информационно-управляющей системы (БИУС).

После ввода в строй К-278 в течение нескольких лет находилась в опытной эксплуатации. Проводились её интенсивные испытания. В частности, были проведены погружения на предельную глубину с проверкой возможности стрельбы из торпедных аппаратов. Корабль привлекался к участию в учениях флота. На глубине порядка 1000 м лодка практически не обнаруживалась гидроакустическими и другими средствами потенциального противника и являлась неуязвимой для его оружия.

Проект 705

В начале 80-х годов одна из советских атомных подводный лодок, действовавшая в Северной Атлантике. установила своеобразный рекорд, в течение 22 часов осуществляя слежение за атомоходом «потенциального противника», находясь в его кормовом секторе. Несмотря на отчаянные попытки командира НАТОвской лодки изменить ситуацию, сбросить противника «с хвоста» так и не удалось: слежение было прекращено лишь после получения соответствующего приказания с берега. Этот случай произошёл с АПЛ проекта 705 — пожалуй самым ярким и неоднозначным кораблём в истории отечественного подводного кораблестроения. Оценки этой АПЛ ведущими российскими специалистами охватывают диапазон от восторженных («утерянная жар-птица») до резко негативных («провал», «дорогостоящая ошибка»).

Одновременно с работами по атомным подводным лодкам проектов 627, 645 и 671 в ленинградском СКБ-142 шёл энергичный поиск новых, нетрадиционных технических решений, способных обеспечить качественный прорыв в развитии подводного кораблестроения. В 1959 году один из ведущих специалистов СКБ — А.Б. Петров — вышел с предложением о создании малогабаритной одновальной комплексно-автоматизированной высокоскоростной атомной подводной лодки с уменьшенным составом экипажа. По замыслу, новый корабль, своеобразный «подводный истребитель-перехватчик», располагая скоростью подводного хода, превышающей 40 узлов, был способен в предельно короткое время выйти в заданную точку океана для атаки подводного или надводного противника. При своевременном обнаружении неприятельской торпедной атаки АПЛ должна была уходить от торпед, предварительно произведя залп из своих торпедных аппаратов.

Подводная лодка проекта 705 (705К) — двухкорпусная, одновальная. Корпус, изготовленный из титанового сплава, по всей длине представлял собой тело вращения Ограждение рубки — «лимузинного» типа (его обводы, плавно сопрягающиеся с обводами корпуса корабля, были отработаны гидродинамиками ЦАГИ). Прочный корпус разделялся поперечными переборками на шесть водонепроницаемых отсеков. 3-й отсек, где расположен главный командный пункт и служебно-бытовые помещения, ограничивался сферическими переборками, рассчитанными на полное забортное давление.

Лодка (впервые в мире) была оснащена всплывающей рубкой, предназначенной для спасения одновременно всего экипажа при всплытии с глубины вплоть до предельной, при больших величинах крена и дифферента.

Новые АПЛ, получившие у моряков прозвище «автоматы», а у «потенциального противника» — кодовое наименование Alfa, вскоре стали довольно популярными на флоте кораблями. Сильное впечатление производили не только рекордно высокие характеристики лодки (достоверно известные, впрочем, лишь узкому кругу «посвященных»), но и эстетическое совершенство форм атомохода.

Обладая максимальной скоростью хода, сопоставимой со скоростью противолодочных и универсальных торпед «потенциальных противников», АПЛ проекта 705 и 705К, благодаря особенностям своей энергетической установки (не требовался специальный переход на повышенные параметры ГЭУ при увеличении скорости, как это было на лодках с водоводяными реакторами), могли развить полный ход в течение минуты, имея почти «самолётные» разгонные характеристики. Большая скорость позволяла быстро зайти в «теневой» сектор любого надводного или подводного корабля, даже если предварительно «Алфа» и была обнаружена гидроакустиками противника.

По воспоминаниям контр-адмирала А.С. Богатыврева, в прошлом — командира К-123 (пр. 705К), лодка могла развернуться практически «на пятачке», что было особенно важно при активном слежении своей и «неприятельской» лодок друг за другом. «Альфа» не позволяла другим лодкам зайти себе в кормовые курсовые углы (т. е. в зону гидроакустической тени), особо благоприятные для осуществления скрытного слежения и нанесения внезапного торпедного удара.

Высокие скоростные и манёвренные характеристики АПЛ пр. 705 позволили отработать эффективные манёвры уклонения от выпущенных торпед противника с последующей контратакой. В частности, лодка могла на максимальной скорости хода осуществить циркуляцию на 180° и уже через 42 секунды двигаться в обратном направлении. По словам командиров АПЛ проекта 705 А.У. Аббасова и А.Ф. Загрядского, подобный манёвр позволял при постепенном наборе скорости до полной и одновременном выполнении циркуляции с изменением глубины погружения заставлять следящего за ними в режиме шумопеленгания противника терять цель, а советской АПЛ — «по истребительному» заходить ему «в хвост».

Обводы корпуса лодок обеспечивали минимальное отражение гидроаккустических сигналов, что затрудняло атаку кораблями противника, использующими ГАС в активном режиме.

Однако в ходе эксплуатации лодок 705-го проекта проявились и существенные недостатки, препятствующие их эффективному использованию. В частности, возникли серьёзные трудности с обеспечением базирования (из-за необходимости постоянного поддержания первого контура реактора в горячем состоянии). Были необходимы регулярные специальные операции по предотвращению окисления сплава-теплоносителя, постоянный контроль за его состоянием и периодическая регенерация (удаление окислов). Оказались неразрешимыми и многие эксплуатационные вопросы. В частности, так и не удалось реализовать на практике идею создания двух экипажей АПЛ — «морского» и «берегового», обеспечивающего эксплуатацию и обслуживание АПЛ при нахождении её на базе. В результате карьера «Альф», несмотря на их уникальные достоинства, оказалась относительно непродолжительной. Её «закату» способствовала и пресловутая перестройка, в результате которой Вооружённые силы начали быстро лишаться финансирования.

Следует особо отметить, что за 20 лет своей эксплуатации на кораблях этого проекта в борьбе за живучесть не был потерян ни один человек.

Проект 945

Принципиально важным элементом новой АПЛ было применение для изготовления прочного корпуса титанового сплава с пределом текучести 70-72 кгс/мм2, обеспечивающего увеличение предельной глубины погружения в 1,5 раза по сравнению с АПЛ второго поколения. Использование титанового сплава высокой удельной прочности позволяло за счёт уменьшения массы корпуса сэкономить на водоизмещении лодки до 25-30%, что делало возможным постройку АПЛ в Горьком и транспортировку её внутренними водными путями. Кроме того, титановая конструкция позволяла резко уменьшить магнитное поле корабля (по этому параметру атомоходы 945 проекта сохраняют мировое лидерство среди подводных лодок и в настоящее время).

Число водонепроницаемых отсеков возросло до семи. Лодка получила усовершенствованную энергетическую установку мощностью 48000 л. с. с реактором ОК-650Б (190 МВт). В выдвижных колонках разместили два подруливающих устройства (по 370 л.с.). По уровню демаскирующих признаков (шумности и магнитному полю) лодка проекта 945А стала самой малозаметной в советском флоте.

Проект 971

Для расширения фронта строительства многоцелевых подводных лодок 3-го поколения в июле 1976 г. было принято решение создать на базе «Горьковского» проекта 945 новую, более дешёвую АПЛ, основным отличием которой от своего прототипа должно было стать применение в корпусных конструкциях вместо титанового сплава стали. Поэтому разработка корабля, получившего проектный номер 971 и шифр «Щука-Б», велась по прежнему тактико-техническому заданию, минуя стадию эскизного проектирования.

Усилия создателей корабля увенчались успехом, по уровню скрытности новый атомоход впервые в истории отечественного подводного кораблестроения превзошёл лучший американский аналог — многоцелевую АПЛ 3-го поколения «Лос-Анджелес».

В ходе доработки, завершившейся в 1980 г., лодка получила новый цифровой гидроакустический комплекс с повышенными характеристиками, а также систему управления вооружением, допускающую использование крылатых ракет.

В конструкции АПЛ проекта 971 были реализованы такие новаторские решения, как комплексная автоматизация боевых и технических средств, сосредоточение управления кораблём, его оружием и вооружением в едином центре — главном командном пункте (ГКП), применение всплывающей спасательной камеры (которая успешно прошла проверку на лодках 705-го проекта).

Подводная лодка 971-го проекта относится к двухкорпусному типу. Прочный корпус выполнен из высокопрочной стали с пределом текучести 100 кгс/мм². Все основное оборудование, ГКП, боевые посты и рубки размещены в амортизированных зональных блоках, представляющих собой пространственные каркасные конструкции с палубами. Амортизация существенно уменьшает акустическое поле корабля, а также позволяет обезопасить экипаж и оборудование от динамических перегрузок, возникающих при подводных взрывах. Кроме того, блочная компоновка позволила рационализировать процесс строительства корабля: монтаж оборудования был перенесён из стеснённых условий отсека непосредственно в цех, на доступный со всех сторон зональный блок. После завершения монтажа зональный блок «закатывается» в корпус лодки и подсоединяется к магистральным кабелям и трубопроводам корабельных систем.

Кроме ГАК, АПЛ проекта 971 снабжены высокоэффективной, не имеющей мировых аналогов системой обнаружения подводных лодок и надводных кораблей противника по кильватерному следу (установленная на лодке аппаратура позволяет фиксировать такой след спустя многие часы после прохождения подводной лодки противника).

«Щука-Б» стала первым типом многоцелевой атомной подводной лодки, серийное строительство которой было организовано первоначально на заводе в Комсомольске-на-Амуре, а не в Северодвинске или Ленинграде, что свидетельствовало о возросшем уровне развития кораблестроения на Дальнем Востоке. Головной атомоход 971 проекта К-284 был заложен на берегах Амура в 1980 г. и вступил в строй 30 декабря 1984 г.

Уже в процессе его испытаний было продемонстрировано достижение качественно более высокого уровня акустической скрытности. Уровень шумности К-284 на 12-15 дБ (т. е. в 4-4,5 раза) оказался ниже шумности самой «тихой» отечественной лодки предшествующего поколения — 671 РТМ, что давало основания говорить о выходе нашей страны в мировые лидеры по этому важнейшему показателю подводного кораблестроения.

Появление уже после окончания «холодной войны» в составе российского флота новых сверхскрытных атомоходов вызвало серьёзную озабоченность в США. В 1991 году этот вопрос был поднят в конгрессе. На обсуждение американских законодателей было вынесено несколько предложений, направленных на то, чтобы исправить в пользу США сложившееся положение. В соответствии с ними предполагалось, в частности:

  • потребовать от нашей страны придать гласности свои долгосрочные программы в области подводного кораблестроения;
  • установить для РФ и США согласованные ограничения на количественный состав многоцелевых АПЛ;
  • оказать помощь России в переоборудовании верфей, строящих АПЛ, для выпуска невоенной продукции.

К компании по борьбе с российским подводным кораблестроением подключилась и международная неправительственная экологическая организация «Гринпис», активно выступившая за запрещение подводных лодок с ядерными силовыми установками (в первую очередь, разумеется, российских, представляющих, по мнению «зелёных», наибольшую экологическую опасность). С целью «исключения ядерных катастроф» «Гринпис» рекомендовала правительствам западных стран поставить предоставление финансовой помощи России в зависимости от решения этого вопроса.

См. также:

Использованная литература

  1. Страницы истории / Под ред. Л.Д. Забродина. — М.: МИФИ, 1999. Автор-составитель доцент Ю.В. Огородов.
  2. Кожевников В.Г. Подводный ракетоносец «Огайо». – М., 1996 г.
  3. Техника и вооружение — М. , № 5-6, май-июнь 2000 г.
  4. Подводные лодки России: Иллюстрированный справочник/В.Е.Ильин, А.И.Колесников. — М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2002. — 286 с.: ил. — (Военная техника).
  5. Материалы еженедельника «Аргументы и факты» №8, 2002 г.
  6. Submarine. Российский подводный флот (submarina.ru)
  7. Сайт ЦКБ МТ «РУБИН» (ckb-rubin.ru)


Рубрики:Техника

Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s