Подводные лодки ВМФ СССР и России. Проекты 667БД и 667БДР

Вспоминаем историю создания отечественных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения. Часть 3.

Посвящается памяти Попова Юрия Алексеевича, профессора, доктора технических наук кафедры 12, Московского инженерно-физического института (МИФИ). С 1958 года Ю.А. Попов являлся руководителем первой на кафедре и факультете института научной группы НИС-1, которая выполняла научно-исследовательские работы по оборонной тематике.

См. также:

Проект 667БД

Для улучшения системы оружия по критерию «эффективность-стоимость» был создан усовершенствованный вариант лодки 667Б с 16-ю БР, который получил номер 667БД. В нём был реализован комплекс мер по снижению шумности и улучшению плавания АПЛ во льдах, включая всплывания в ледяных полыньях. АПЛ получила новые баллистические ракеты с дальностью 9100 км и показателем кругового вероятного отклонения (КВО), равным 900 м. Это позволяло нашим РПКСН нести боевое дежурство в арктических районах прибрежной зоны СССР, вызывая страх и злобу потенциального противника, который во времена СССР опасался близко приближаться к нашим полярным морям. РПКСН проекта 667БД всплывали, проламывая 10-метровый и более лёд торпедами, и производили пуск ракет (хорошо, что это было лишь на учениях). Атомоходы проекта 667БД служили до 1999 года.

Главным конструктором КЦВС — РБУС РПКСН 667БД является лауреат Ленинской премии Я.А. Хетагуров, в их модернизации принимала участие НИС-1 совместно с научными группами каф. 17 и 29 МИФИ.

Ракетный подводный крейсер проекта 667БД К-182

Проект 667БДР

В феврале 1973 года в КБ машиностроения развернулись работы по созданию новой двухступенчатой жидкостной баллистической ракеты Р-29Р (ЗМ40, РСМ-50, SS-N-18). являвшейся дальнейшим развитием Р-29. Её основным отличием от предшествующих морских баллистических ракет стала разделяющаяся головная часть (РГЧ) с боевыми блоками индивидуального наведения, позволяющая многократно увеличить число целей, поражаемых одним ракетным залпом.

Более совершенная инерциальная система управления с полной астрокоррекцией, применённая на Р-29Р, обеспечивала новой ракете повышенную точность. В ходе дальнейшего совершенствования комплекса точность ещё более возросла, фактически сравнявшись с точностью нанесения ядерных ударов стратегическими бомбардировщиками. Это позволяло подводным ракетоносцам поражать не только площадные неукреплённые (как говорят американцы, «мягкие») цели, но и высокопрочные («твёрдые») малоразмерные объекты, в частности, пусковые шахты МБР наземного базирования, защищённые командные пункты, хранилища спецбоеприпасов и т. п.

Особое внимание при создании нового атомохода было уделено совершенствованию системы управления стрельбой: в отличие от проекта 667БД весь ракетный боекомплект должен был выстреливаться в одном залпе, были сокращены интервалы между ракетными пусками.

Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР
Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР

Ракетные подводные крейсера проекта 667БДР и сегодня продолжают оставаться важным элементом стратегических ядерных сил страны. В составе Северного флота в 1999 году несли службу три корабля — К-44, К-487 и К-496, а ТОФ располагал восемью ракетоносцами этого типа — К-449, К-455, К-490, К-506, К-211, К-223, К-180 и К-433. К настоящему времени численный состав РПКСН в российском флоте стабилизировался и дальнейшее уменьшение в сколько-нибудь крупных масштабах в ближайшие годы, вероятно, производиться не будет. Поэтому можно ожидать, что РПКСН проекта 667БДР сохранятся на вооружении до второй половины первого десятилетия XXI века, когда им на смену придут новые стратегические подводные ракетоносцы новой постройки.

Во время учений 1-2 октября 1999 г. два РПКСН из состава Северного и Тихоокеанского флотов выполнили, в общей сложности, три пуска ракет Р-29Р, которые стартовали из акваторий Баренцева и Охотского морей и «поразили» цели на боевых полях полигонов Кура (Камчатка) и Канин Нос. При этом пуск ракет был произведён «по истечении считанных минут после получения приказа». По словам Главнокомандующего ВМФ России адмирала Владимира Куроедова, эти пуски следует рассматривать как «отработку вариантов действий России в ответ на возможный выход США из договора по ПРО от 1972 года и последующее развёртывание ими национальной системы противоракетной обороны».

Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР и многоцелевая подводная лодка пр. 971
Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР

Необходимо было догнать американцев по увеличению числа боевых блоков (боеголовок). Для этого была разработана новая морская БР с разделяющейся головной частью (РГЧ) с боевыми блоками индивидуального наведения, позволяющая многократно увеличить число целей, поражаемых одним ракетным залпом. Для новой БР была усовершенствована астроинерциальная система управления ракетой и РГЧ с полной (по направлению и дальности) астрокоррекцией по звёздам.

Впервые была введена система компенсации динамических ошибок (СКДО) при качке корабля. Всё это потребовало модернизации КЦВС АСУРВ атомохода нового проекта 667БДР, что и было выполнено при участии НИС-1 кафедры 12 МИФИ.

С 1976 по 1981 гг. в строй вступили 14 РПКСН 667БДР. Служить на них стало легче — экипаж получил солярий и спортзал.

Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР
подводные лодки
Ракетный подводный крейсер пр. 667БДР

К сожалению, часть атомоходов покинула строй по российско-американской договорённости сокращения наступательных вооружений. Оставшиеся РПКСН проекта 667БДР, надеемся, будут служить до второй половины первого десятилетия XXI века.

В 1999 году два РПКСН 667БДР провели учебные пуски ракет из акваторий Баренцева и Охотского морей и поразили «цели» с заданной точностью на выделенных полигонах. Пуск был произведён «по истечении считанных минут после получения приказа» Главкома. Как сказал Главком ВМФ России адмирал Владимир Куроедов, эти пуски следует рассматривать как «отработку вариантов действия России в ответ на возможный выход США из договора по ПРО от 1972 г. и последующее развёртывание ими национальной системы противоракетной обороны».

См. также: